Как панк-рок может развивать общегородскую культуру

 

Маленький вытянутый зал с красной подсветкой и тяжелыми бордовыми шторами, полумрак, небольшой пьедестал, на котором не умещаются все инструменты и музыканты, запах пота и кальяна, шум, протискивающие через толпу официантки, трафарет голой девушки на шесте — в такой атмосфере проходил новогодний концерт единственной во городе панк-рок группы «Плохие Дядьки». Большая часть пришедших — это друзья музыкантов, которые посещают почти на все концерты. Людей со стороны было очень мало, многие не предполагают, что во Фрязино может происходить что-то подобное. После выступления я отправился брать для ныне усопшего издания «Свидетель из Фрязино» интервью у лидера коллектива Димы Гапона о том, как по своей природе деструктивный панк-рок может положительно влиять на развитие города.

 

Отыграв почти двухчасовую программу, Дима переоделся, вышел из гримерки чистый и голодный. Пока ему несли нажористый бургер, он перекидывался впечатлениями с друзьями за соседним столиком. Фронтмен переживал, что в процессе угара и танцев кто-то упал и сломал микрофонную стойку. Сидящая рядом со мной девушка, потягивала виски с колой и рассказывала, что это не самое страшное, что могло случиться. В смартфоне она показывала видео, где толстый пьяный мужик на одном из концертов вошел в раж и решил плясать голым. У него все получилось, но в конце он тоже упал.

— Я думаю, хороший концерт получился. Мы сделали хороший звук, правда во время третьей песни какой то парень упал на сцену, сломал стойку и задел ручки на моей педали для гитары и звук испортился чуть-чуть. Хотя обычно так и проходит, особенно в «Круазе», где мы уже третий раз выступаем. Почти нет сцены и мы играем прямо перед зрителями и они иногда падают.

— Ну если вспомнить, что панки старой школы типа Игги Попа или Сида Вишеза резали себя на сцене, справляли там же нужду, получали по морде от всяких ковбоев, то у вас почти церковный хор…

— Я думаю, что не стоит нас сравнивать со старой школой панка. Мы как бы являемся отражением «неба в луже». То есть мы пытаемся петь о различных жизненных ситуациях, но с юмором, сарказмом и преувеличением. Все это мы пытаемся подать в позитивном ключе, а не как многие панк-группы в агрессивном. Мы хотим, чтобы на наших концертах люди веселились и смеялись, а не разбивали головы об пол или об кулаки других людей.

— То есть у вас больше позитивный посыл, но при этом некоторые тексты довольно острые. Вы хотите что-то сообщить слушателям, может научить или мотивировать?

— Я стараюсь написать такой текст, чтобы он нормально ложился на музыку, не слушался странно, как-то по-детски. Текст должен быть со смыслом, не обязательно это посыл о том, как нужно делать. Должна быть история, а не набор клише. Я пытаюсь писать, чтобы обратить внимание на какие-то нестандартные вещи. У общества есть какой-то определенный стереотип, а я пытаюсь посмотреть на все с другой стороны. Еще я пытаюсь делать простые припевы, чтобы их можно было запомнить на концерте и петь с нами. Над этим я думаю, а не над каким-то посылом. Мы просто за здравый смысл.

 

«Мы хотим, чтобы на наших концертах люди веселились и смеялись, а не разбивали головы об пол или об кулаки других людей»

 

— Ну, прямо скажем, народ на вас не особо пришел и было много пустого места. Это связано с тем, что вас мало знают или не ценят такую музыку?

— Я бы не сказал, что зал был полупустой. Все столики были заняты, но действительно народу могло быть и больше. Меня вообще удивляет, что так мало людей приходят на живой концерт во Фрязино, где в принципе вообще ничего никогда не происходит. Причем странно, что даже музыканты не интересуются. Вот я на местные концерты стараюсь всегда приходить.

— В чем причина, на твой взгляд, и как можно повлиять на ситуацию, чтобы люди ходили?

— Я не знаю, честно говоря в чем причина. Наверное, в последний раз надо было организаторам сделать бесплатный вход. Они с него толком ничего не заработали и только отпугнули людей, которые пошли бы посмотреть ради интереса, но не готовы были платить за неизвестную группу.

— Ну то есть это проблема больше площадки, а не контента?

— Сейчас не то время, когда люди хотят идти только на концерт. Формат, когда в баре проходит концерт, его ждут люди, слушают группы, а потом уходят в другое место, он умер. Я считаю, что должно быть самодостаточное заведение с кухней и напитками, куда приходят люди, а там уже делается концерт, чтобы дополнительно развлечь посетителей. Это оптимальный формат, когда приходят не только ради группы.

Группа «Плохие дядьки» // Фото: со страницы Димы Гапона в ВК

— То есть сцену не надо развивать?

— Есть городские мероприятия, где ставят хорошую сцену и аппаратуру, часто зовут звезд. Вот они делают мероприятие, вкладывают деньги, но это абсолютно не рекламируется. Я встречаю людей, которые не знают о том, что сегодня концерт.

— Хочешь сказать, что если бы было иначе, то это простимулировало развитие местных групп?

— Не считаю, что это связано, потому что если человек что-то хочет делать, он сделает независимо ни от чего. В наше время, когда у нас не было ни денег, ни репетиционных баз, когда мы в начале двухтысячных скидывались по тридцать человек на оборудование… то сейчас все это доступно и дешево. Нет никаких проблем с тем, чтобы делать музыку и ее играть. Хотя когда здесь делали концерты байкеры, у всех была мечта там выступить, там всегда было много народу. Если был стимул, мероприятие, на котором можно было бы выступить, фрязинских групп было больше.

 

Интервью впервые опубликовано в закрывшимся проекте «Свидетель из Фрязино»

Фото для Ио Future пожертвовал Дима Гапон

За грамотную корректуру спасибо Жене Момзину